July 27th, 2010

маковод

Ценообразование.

В жару никто не наряжается. Лот продаётся, как есть. Люди ходят по улицам, как есть.
В шлёпках. Видны разные пальцы. У кого-то ухоженные. У кого-то нет. Но у всех - одинаково смешные.
В майках. На тёмных майках - солевые разводы. На светлых - мокрые пятна. Больше светлых.
В жару и дым никто не курит на остановках. Природа уже накурила.
В метро люди с серьёзным видом достают уродливые бутылки с водой. Буль-буль. Через секунду со лба - кап-кап.
В жару, дым и адскую жару бывают грозы и ураганы.
"Ветром в Москве повалило пятьсот деревьев".
Узнал из желтой газеты МК от 22 июля, что утилизировать одно дерево стоит 20.000 рублей (двадцать тысяч рублей).
И эта цена явно возникла не в жару. А в прохладе чиновничьих кабинетов. С холодной головой и зудящими руками.
ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ. Распилить ОДНО дерево и вывезти на свалку.
Не верю, что в стоимость этой сложнейшей работы заложена вторичная переработка древесины. Верю, что цена обоснована всякими хитрыми коэффициентами. Все прикрыто. Какой-нибудь Роснадзор не прицепится. На него тоже заложено.
Из бюджета - фигак! В департамент - бряк!
Интересно, сколько стоило спилить одно дерево в уничтоженном Химкинском лесу?
Вот такое ценообразование.